О композиторе

А.И.Колтунова обладает ярким педагогическим талантом. Её фантазии, выдумкам, находкам нет предела. Много лет открывает она своей музыкой мир добра, красоты и сказки.

Результат долгой педагогической деятельности А.И. Колтуновой - оригинальная методика преподавания сольфеджио, построенная на игровых принципах. Через игру и сказку познают её ученики премудрости теории музыки, обучение становится легким и увлекательным.

Cвои пьесы она дарит ученикам, коллегам - музыкантам и любителям музыки.

 

Я родилась после войны, в 1947 году в Крыму, в городе Бахчисарай. В семье музыкой никто не занимался. Папа (И.М. Колтунов) - геодезист, влюблённый в свою работу. Мама (в девичестве Э.Л. Норштейн) - домохозяйка с яркими творческими способностями от природы. Она была прекрасной швеёй-модельером. И всегда буквально "из ничего", из каких-то остатков уценённых тканей, из обрезков создавала настоящие произведения искусства в области моды, при том, что никогда нигде этому не училась; была талантливой самоучкой.
У родителей две дочки: моя сестра Света, старше меня на 7 лет, и я. Была я тихим, спокойным, послушным, домашним ребёнком. У мамы и папы со мной не было никаких хлопот. Меня никогда не ругали и, уж тем более, не били. Не за что было. Единственным недостатком был плохой аппетит. Мама всегда переживала по этому поводу и старалась с уговорами или насильно затолкнуть в меня хоть пару ложек супа. Я была маленькая, слабенькая, узкокостая, как легкокрылый кузнечик. Украшением моим были две толстые косы каштанового цвета, на концах которых были тугие завитки. Среди других детей я не была заводилой, лидером. Любила ко всему присматриваться, прислушиваться. С удовольствием участвовала в играх, которые организовывал кто-то другой. Но зато, когда мы с подружками устраивали концерты в нашем дворе, я была главной их участницей. Помню, с каким вдохновением пела, и голосок мой звенел:

 "Чайка крыльями машет,
	 За собой нас зовёт.
	 Пионеры, друзья и товарищи наши
	 Собираются в новый поход.
	 Плывут, плывут, плывут
	 Над нами облака.
	 Зовут, зовут, зовут
	 Далёкие просторы:
	 Зелёные луга,
	 Широкая река,
	 Родимые, любимые
	 Леса, поля и горы!"

 

Да, отправиться в поход - это было мечтой. Что там: за пределами нашего двора, в огромном мире? Но самой большой была мечта учиться играть на пианино. Но учиться музыке частным образом не было материальной возможности: уж слишком скромно жила наша семья. А музыкальной школы в Бахчисарае тогда ещё не было. И вот в 1959 году по городу пронёсся слух: "Открывают музыкальную школу!" И буквально все жители маленького городка повели своих детей поступать. Мне тогда шёл уже 13-й год. Но так, как школа только открывалась, к экзамену допускались все желающие, независимо от возраста. Я, конечно, была переростком. После экзамена собрали всех родителей и детей, объявили результаты и особенно отметили двух девочек: Таню Волкову и Аню Колтунову. (Впоследствии Таня - Татьяна Петровна Серова- станет директором этой музыкальной школы и будет руководить ею больше 30 лет; а Аня Колтунова станет музыкантом-педагогом и композитором). Потом на собрании сказали, что те, у кого дома нет инструмента, вряд ли смогут учиться. А у нас даже не было надежды на приобретение фортепиано, потому что жили мы очень бедно. Ведь нашу семью всегда спасали золотые руки моей мамы. И я, услышав это объявление, устроила страшный рёв прямо тут же, в зале. Незнакомые люди подходили и спрашивали: "Отчего эта девочка так рыдает, заливается слезами?" Моя мама им отвечала, объясняла причину. И назавтра к нам (а жили мы в самом центре старого Бахчисарая) стали приходить знакомые, у которых дома было пианино. Они стали предлагать заниматься у них по 1 часу в день. Это было спасением! И началась у меня новая жизнь: я бегала "по хаткам" в 3 дома по трём адресам. Продолжалось это 1,5 года, пока родители не насобирали денег на покупку старенького пианино. Уже через месяц после начала занятий я стала просить своего дедушку пойти послушать, как я играю. Дед, старец 85 лет, опираясь на палку, без всякого желания пошёл со мной к одним знакомым, у которых я ежедневно занималась. Он слушал и недоверчиво пожимал плечами. А, возвратившись домой, с удивлением воскликнул: "А ведь она уже, действительно, играет МУЗЫКУ!"
И пошло-поехало! Я мчалась на уроки с огромным волнением, трепетом и радостью! И очень быстро стала двигаться. Из 1-го класса шагнула сразу в 3-й ! А из 3-го прыгнула в 5-й ! И музыкальную школу окончила в краткий срок, уже твёрдо зная, что хочу поступать в музыкальное училище. Никаких сомнений по поводу выбора будущей профессии у меня не было. Только музыка! И желание в будущем работать с детьми, открывать им то счастье, что подарила мне судьба, окунув в этот чудесный звучащий мир!

"Городок, где я родилась".

Эпиграф.

Город-чудо, город - сказка,
	Экзотические краски,
	Хан-Гирей, Дворец и сад...
	Солнцем ласковым согреты,
	Там повсюду минареты
	Высоченные стоят...
	Запах розы и шалфея
	И лаванды аромат
	Утром ветерок навеет
	И наполнит город-сад.
	Как хорош Бахчисарай!
	Настоящий южный рай!
	Видом Крыма наслаждаться,
	Скалам древним удивляться,
	На вершины подниматься
	И долиной любоваться,
	И дышать - не надышаться!
	Вот такой чудесный край -
	Мой родной Бахчисарай!
 

 

Милицейская улица, дом №11, город Бахчисарай – вот адрес моего детства.
Бахчисарай... Когда-то, в далёкие времена, это был шумный, красочный город – столица Крымского ханства. А во времена моего послевоенного детства – это маленький, провинциальный городишко с небольшим количеством жителей, где все между собой знакомы и знают друг о друге всё: кто, когда, зачем... встретился, влюбился, женился, родился, развёлся, приехал, уехал, умер - это темы бесконечных разговоров, пересудов, сетований бахчисарайцев. Всё, что происходит в семьях, назавтра становится событием, известным каждому.
Телевизоров ещё нет. Ведь старый город Бахчисарай находится в долине. Горы, скалы отгораживают его от всего мира со всех сторон, поэтому телесигналы там не улавливаются. Пройдёт ещё около 20 лет, прежде, чем построят ретранслятор, который даст возможность бахчисарайцам смотреть телепрограммы, приоткрыть окошко в мир. А пока что вместо телеэкрана - живое общение.
Газ тоже ещё не проведён. Жарят, варят на примусе или на керосинке. Зимой хорошо: нет этого тяжёлого запаха керосина, а есть приятный дух, который источают потрескивающие дрова. Топятся печки, а на них выстроились кастрюли, сковородки, в которых булькает вкусный суп и скворчит жареная картошечка. В духовке сушатся сухарики, а в праздники пекутся пироги. Как приятно зимой вечерком, прислонившись к тёплой, нагретой печкой стенке, лёжа в кровати с книжечкой, если не читать, то хотя бы листать её, разглядывая картинки...Сколько сладостных ощущений дарит это воспоминание!
Мы занимали половину старенького татарского дома на втором этаже. Дом этот, как и многие другие, освободился, когда по приказу Сталина татары и греки в течение 24-х часов были выселены из Крыма. Произошло это в 1944 году.
До войны, (когда меня ещё не было на свете) мои родители жили в Севастополе. Но пока папа воевал, а мама с годовалой дочкой (моей старшей сестрой) была в эвакуации, дом, в котором они прежде обитали, был полностью разрушен прямым попаданием бомбы. Вместо него зияла яма. И родители решили после войны обосноваться в Бахчисарае. А потом уже там родилась я. Итак, мы занимали половину старенького дома на 2-м этаже. Громко сказано: половина дома, а на самом деле это были две очень маленькие комнатки и кусочек коридора. А на другой половине дома жила семья Поповых... Но об этом в следующий раз...